Золотой мост или Понте-Веккьо во Флоренции

Адрес: Via Por Santa Maria / Via Guicciardini, 50125, Флоренция, Италия

Его величество Понте Веккьо

Из существующих построек, пожалуй, самые поэтичные – это мосты, объединяющие разделенное. Может, человек скопировал их с радуги? Согласно кельтской мифологии она – мостик меж земным и небесным. По нему спускались на землю ангелы, чтобы набрать для дождя водицы, возносились в царство благоденствия праведники. Благодаря безудержной человеческой фантазии появились разные конструкции: висячие, понтонные, вантовые, разводные, ошеломляющие протяженностью и необычным, порой фантастическим дизайном. Сколько их на планете? Вряд ли получится сосчитать. Шедевров, приютивших на себе домики, – единицы. Один из них – Ponte Vecchio, визитная карточка Флоренции.

История Понте Веккьо

Сверкая в солнечном блеске, лениво протекает через столицу Тосканы, устремляясь к Лигурийскому морю близ Пизы, капризная Арно. Когда-то на ее болотистых бережках росли нежные цветы, отображенные на городском гербе. Их воспел в лирических строчках бывавший в этой местности поэт Александр Блок: "Твой дымный ирис будет сниться, как юность ранняя моя".
Где есть речка, там непременно будут переправы. Сейчас их здесь десять, четыре построены уже после 1957 г. Остальные перестраивались за исключением наиболее старинного сооружения, на что указывает слово "ponte" (старый). Судьба отнеслась благосклонно к инженерному чуду: его пощадило время, проявили милосердие люди, сберегла история, дозволив сохранить со Средневековья первозданный облик в отличие от двух развалившихся предшественников.
В седую старину здесь проходил стратегически важный путь, соединявший Рим с Северной Италией. Первый переход через речную гладь возвели еще древние римляне, считавшиеся лучшими мостостроителями (996 г.). Был он на сваях из камня с деревянным настилом. Продержался немало, пережил даже крах Римской империи, но противостоять разбушевавшейся грозной водной стихии не смог, разрушился (1117 г.).
Появившийся на его месте каменный собрат прожил 200 лет, пока спокойная с виду горная речушка не продемонстрировала вновь свой дерзкий нрав. Разлившись весной 1333 г., она бешено катила пенящиеся волны, смывала встречающиеся преграды, изрядно повредила жилища, погубила 300 горожан. От моста осталась только пара опор, удержавшихся каким-то непостижимым дивным образом. Снесло стоявшую у входа античную скульптуру бога Марса, покровителя града. Тосканцы восприняли это плохим знамением и не ошиблись. Беды посыпались чередой: экономический кризис, падение европейских банков привели к голоду. Разгулявшаяся по Европе эпидемия чумы, коснувшись смертоносным крылом итальянцев, собирала несметную жатву. Но все когда-то заканчивается.
В 1345 г. архитектор Нери ди Фиораванти построил новый, на сей раз надежный трехарочный исполин, видимый теперь. Мостостроение – дело сложное, недешевое. Пришлось выложить 60 тыс. злотых флоринов, но затраты, довольно внушительные по тем временам, оправдались с лихвой. Их компенсировать помогли прописавшиеся здесь на 38-ми отведенных участках мясники, бакалейщики, кожевники. Поскольку аренда недвижимости была чрезвычайно дорогой, купцы, открыв внизу лавки, поселились над ними в пристроенных небольших квартирках. К торговцу, не сумевшему вовремя заплатить арендную плату, присылали стражу. Торговые стойки ломали, а какая без них торговля? От слова "bancorotto" (разбитый прилавок) родилось понятие банкрот.
В 1565 г. над проживавшими торгашами за рекордно сжатые сроки (5 месяцев) вырос почти километровый крытый коридор с окошками, названный именем автора проекта Джорджо Вазари. Заказал его выдающемуся зодчему правивший тогда Козимо I после покупки герцогиней Элеонорой Толедской дворца у разорившегося банкира Питти. Тайный проход, соединивший приобретенную резиденцию с палаццо Синьории, где заседал магистрат, позволил правителю и его окружению без охраны перемещаться между зданиями, не опасаясь внезапного нападения. Прохаживаясь, они частенько задерживались возле оконца, подслушивая речи простых смертных. Часть галереи вплотную примыкает к церкви Санта Феличита, где в стене прорезали окно, дававшее возможность семье герцога присутствовать на церковной мессе незамеченными. Священник видел их, прихожане нет. Заговор Пацци (1478 г.), направленный на свержение с трона династии путем зверского убийства Лоренцо Великолепного прямо в соборе, глубоко запал в душу, послужив хорошим уроком.
Все было бы замечательно, если бы не витавшие вокруг убийственные запахи от протухших мясных продуктов, возмущавшие покупателей, а уж влиятельных вельмож и тем паче. Проблему быстро разрешил пришедший к власти Фердинандо I, большой эстет, приказавший торговать здесь исключительно ювелирными изделиями из драгметаллов, после чего мост нарекли "Золотым".

Военное лихолетье

Впервые Адольф Гитлер нанес официальный визит здешнему краю в 1938 г. Его сопровождали Геринг, рейхсфюрер СС Гиммлер, Геббельс с супругой Магдой и другие. Прибывшая делегация познакомилась с Вечным городом, Венецией и Флоренцией, настолько приглянувшейся фюреру, что он предпочел именно ее для встречи с Бенито Муссолини (1940 г.). Дуче к его приезду постарался в центре секретного коридорчика искусника-Вазари оформить смотровую площадку, расширив оконные проемы, чтоб единомышленник любовался живописным природным ландшафтом, резво и игриво проплывающими рыбьими стайками. И тот, наслаждаясь открывшимся взору пейзажем, влюбился в красочный городок окончательно, что, впрочем, не помешало вскоре разрушить и разграбить его.
В книге воспоминаний очевидец, итальянский режиссер театра и кино Франко Дзеффирелли, описывает ужас происходивших событий во Вторую мировую. Отступая, гитлеровцы буквально озверели. На заре 4 августа 1944 г. сонную тишину разорвали оглушительные звуки взрывов. Создавалось впечатление, будто небеса разверзлись для Страшного суда. Сквозь взметнувшуюся пелену дыма, пыли едва различалось выплывающее на небосвод солнце. Размещенные вдоль набережной дома превращались в груду развалин. Жители сознательно потом сносили некоторые, ибо слишком пострадав, они в любую минуту грозились обрушиться на головы прохожих. Среди руин оккупанты подкладывали притягательные "невинные подарочки". Прикоснувшегося к ним разрывало на куски.
Поочередно взлетали взорванные переправы. Уцелели частично разворованный музей Уффици (не все успели спрятать) и знаменитый Понте Веккьо. Неужели не поднялась рука у диктатора, считавшего себя творческой натурой, утонченной, чувствительной, уничтожить красоту?  Очень хотелось бы верить, что и у подобных монстров порой просыпается хоть что-то человеческое. Но по одной из версий врагам, заминировавшим объекты, завершить чудовищный замысел не дали осуществить своевременно подоспевшие партизаны. По другой немецкий офицер, восхищенный творениями гениев, пожалел их уничтожать, не отдал губительный приказ. Что ж, любая война зловещая, беспощадная, несущая боль, смерть, разрушения.

Сокровища Corridoio Vasariano

Здесь сохраняется более 700 подлинников полотен XVI –XVII столетий, написанных именитыми мастерами кисти. Посетить можно только с групповой экскурсией, предварительно заказанной. Вначале представлены картины, пострадавшие от произведенного теракта 1993 г. Разлетевшиеся вдребезги от взрывной волны стекла разрезали их на лоскутья. Кусочки собрали, наклеили на черный фон, не производя дорисовок.
Ядром выставки служит коллекция, принадлежавшая роду Медичи. Благородное семейство ценило прекрасное, всегда покровительствовало талантам, покупало произведения искусства за рубежом и у частных коллекционеров на родине. Однажды Козимо, навестив тутошнего доктора в его особняке, обратил внимание на целую серию развешенных по комнатам автопортретов, откуда взирали Рубенс, Рафаэль, Веласкес и прочие. Монарх, загоревшись скупить богатства, предлагал владельцу сумасшедшие деньги, но тот категорически воспротивился сделке, хотя был совершенно одиноким. Это значило, что после его кончины богатое собрание могло затеряться или попасть к мошенникам. Тогда властелин велел придворным художникам скрыто срисовать с них копии. Когда лекарь умер, несколько экземпляров все же пропало, уцелевшие переправили в монаршее имение. С годами они пополнялись.
Здесь выставлены портретные изображения всех представителей славной династии, крупных меценатов, живописцев Ф. Липпи, Л. Бернини, Рембрандта, Э. Делакруа, Дж. Энсора. Приятно радуют русские фамилии О. Кипренского, И. Репина, К. Брюллова, Б. Кустодиева, И. Айвазовского.
Когда-то при дворе был заведен обычай: особам королевских кровей, посещавшим город, предлагалось увековечить их облик, который украсил бы в дальнейшем галерею, но при условии – портреты гостей должны быть меньших габаритов. Гостивший здесь Петр I, получив аналогичное предложение, принял его, оговорившись, что изобразить себя доверит личному портретисту И. Никитину, затем вышлет. Обещанный подарок прибыл, но вышел конфуз: изображение государевой персоны намного превышало оговоренные размеры. То же повторилось и с царицей Екатериной II. Призадумавшись, флорентийские владыки поступили мудро, дипломатично: отвели царским дарам достойное местечко, не обострять же из-за мелочи международные дружеские отношения.

Последствия последнего катаклизма

Октябрь 1966 г. выдался пасмурным, дождливым. 3-го ноября лило как из ведра. Количество выпавших за сутки осадков составило 1/3 годовой нормы. Утром стали поступать из области тревожные вести об угрозе наводнения. Правящие круги решили не создавать преждевременную панику, вдруг обойдется. Увы, не обошлось. Ночью Арно, как говорится, пошла в разнос, мчась со скоростью 65 км/час, и началось...
От мощных ударов плавающих машин диво-мост содрогался, раскачивался, стонал. Только Всевышнему известно, как выстоял. Лавчонки затопило. Вызванным ночными сторожами ювелирам удалось спасти всего мизерную долю драгоценностей, смытых ворвавшимся бурным потоком. Перегорали трансформаторы глубинного залегания, выходили из строя котельные, жирными пятнами разливались масло с нефтью из печных топок, сделалось недоступным электричество. Из 270 породистых лошадей лишь 200 благополучно перевезли трейлерами в безопасную зону, 70 пошло ко дну. Обнаруженные искателями после масштабного бедствия трупы животных во избежание возникновения болезней сжигали из огнеметов.
В базилике Санта Кроче вода, достигшая 6-метрового уровня, поглотила усыпальницы Россини, Галилея, Макиавелли. Барельеф "Вознесение", детище Донателло, нашли позже в нефтепродуктах и грязи. Расписанное Джованни Чимабуэ "Распятие" (1280 г.) не подлежало восстановлению, краска сползала пластами. Площади походили на бурлящие бурые озера с подтопленными изваяниями. Довелось хлебнуть лиха и баптистерию: из "Врат рая" сорвало бронзовые плиты с иллюстрацией сюжетов из Ветхого Завета. Намокшие книжки Национальной библиотеки разбухали и распадались, погибло множество манускриптов.
А как же флорентийцы? Многие спасались на крышах. Работавший редактором местной газеты Фр. Ненчини рассказывал, как их снимали вертолетами. Не всем повезло выжить. Несчастная старушка, ухватившись за сброшенную веревочную лестницу, не сумела удержаться, сорвалась и утонула. Пациентов, лежащих в больницах, переместили на верхние этажи.
Как только все успокоилось, сразу же из 10 государств поспешили на помощь добровольцы. Материальную поддержку оказали Шотландия, Бразилия, Америка, Великобритания, Советский Союз, Германия. Самолетами доставлялись одежда, одеяла, палатки, продовольствие, медикаменты. Специалисты приступили к реставрации поврежденной живописи, скульптурных композиций. Помогали расчищать завалы, убирать обломки студенты. Израиль пригласил на оздоровление более 100 детишек. Трагедия забрала жизнь у 35 граждан, среди них – дети, тысячи лишились крова. К сожалению, не исключено, что строптивая река еще может показать, кто, действительно, там хозяин.

Магнит для туристов

Сегодня полностью пешеходный старичок Vecchio по-прежнему исправно исполняет предначертанную ему миссию, не намереваясь "уходить на покой". Ежегодно летят, едут миллионы желающих увидеть его воочию. Здесь даже воздух насыщен духом романтики, и так легко рождается поэзия. Скольких знаменитостей помнит мостовая…
Когда-то тут гулял философ Данте Алигьери, размышляя о единственной женщине – недосягаемой Беатриче, навсегда покорившей его сердце; ускоряла шаг, пытаясь ускользнуть от надоедливых поклонников, очаровательная Симонетта Веспуччи – муза Сандро Боттичелли. Девушка никогда так и не узнала, что мечтатель-художник запечатлел ее на гениальном холсте "Рождение Венеры". Неспешно шагал Микеланджело, внимательно вглядываясь в людские лица, силился найти подходящий образ для фресок.
Приблизившись к старожилу, становится непонятно, что это – жилая улочка, пассаж или все же переход на противоположный берег? Абсолютно нет ощущения, что где-то под ногами плещется водичка, резвятся рыбы. В этом и заключена его уникальность. Не глядя на солидный возраст, он похож на громадный гудящий улей, переполненный любопытными путешественниками, музыкантами, следящими за порядком полицейскими.
По обе стороны – тесно прижавшиеся друг к дружке крошечные бутики с поднятыми ставнями. Улыбчивые продавцы любезно приглашают взглянуть на роскошный товар. Великолепие, сияние на застекленных витринах изысканных украшений, поражающих ажурностью и тонкостью ручной работы, гипнотизирует, не отпускает. Россыпь драгоценных каменьев, оформленных с отменным художественным вкусом, затуманивает сознание. Жемчужные ожерелья, браслеты, сережки из платины, белого, желтого золота, изумительно оттеняющего ослепительное мерцание бриллиантов, восхищают. Ох, как трудно отказаться от крупинки счастья, уместившегося в симпатичном колечке с натуральным камешком.
Задумчиво смотрит с постамента прославленный искусный творец, мастер маньеризма Бенвенуто Челлини, отличавшийся неугомонным бунтарским характером, приводившим к неоднократному столкновению с сильными мира сего. Бюст создателю статуй "Персей", "Ганимед", "Меркурий", "Юпитер", "Минерва" и иных установлен в1901 г. (ваятель Рафаэлло Роменелли) на свободной от нависающих магазинчиков территории, предусмотренной для обзора окрестности. Вокруг памятника – металлическая оградка. К ней, как пчелы на мед, слетаются влюбленные парочки, молодожены, запирают вспыхнувшие чувства на замок, выбрасывают ключик, надеясь, что крепкий союз им обеспечен навеки. Откуда пришла романтическая традиция? Китай, Испания? Да не все ли равно, ведь всем любящим независимо от национальности свойственно немножко "парить в облаках". Замочков с разнообразными рисунками, инициалами, ленточками собирается столько, что специальным службам периодически приходится их срезать: вес металла прибавляет дополнительную нагрузку. Ради сбережения культурной исторической ценности ввели штраф в 50 евро, но кого он останавливает?

Отсюда открывается потрясающая панорама, особенно когда опускаются сумерки. Моргает таинственно луна серебристыми лучами, ей вторят яркие звезды – глаза Вселенной. Стелющийся белесый туман окутывает легкой дымкой купола храмов, холмы. Вспыхивают прожектора. Медленно погружается в мирный сон Флоренция, засыпает, словно спящая красавица в ожидании поцелуя принца. Едва забрезжит рассвет, она проснется, разбуженная любовью родного народа, улыбнется солнышку и начнет очередной свой день точно так же, как и шесть с лишним веков назад.

Видео
Карта
Комментарии